MANASTIR LEPAVINA - SRPSKA PRAVOSLAVNA CRKVA

NASLOVNA NOVO NA SAJTU GALERIJA RADIO BLAGOVESTI KONTAKT

РАССКАЗ АРХИМАНДРИТА ГАВРИИЛА (ВУЧКОВИЧА) О СВОЁМ МОНАШЕСКОМ ПУТИ (2)



 Монастырь “Туман»

 МОНАХИ – АНГЕЛЫ В ЛЮДСКОМ ТЕЛЕ

«Они для меня были людьми из другого мира, и неописуемую картину я храню в своих мыслях и в сердце», - говорит арх. Гавриил, игумен монастыря «Лепавина», вспоминая свою юность и первые дни послушничества в монастыре «Туман».

Архимандрит Гавриил (Вучкович), игумен монастыря «Лепавина» в Хорватии, в интервью радио «Слово Любви» рассказывает о своём монашеском пути: о семье, об уходе в монастырь «Туман», а затем о планах ухода в монастырь «Раиновац». С необычайной точностью он помнит события и людей из своей молодости и, как он однажды выразился, и сейчас чувствует запах Святой Горы Афон. Его воспоминания – драгоценное свидетельство о прошлом, о монахах, которых он встречал и у которых учился вере. О. Гавриил в непосредственной и, зачастую, трогательной манере описывает свою огромную любовь к Господу и жизненную цель - пойти путём Христа, уйти из этого мира, стать монахом и всю свою жизнь посвятить служению Богу и людям.


Карта общины Кучево с селом Дубока, которое на карте обведено (щёлкните по картинке для увеличения изображения)
 
В этот раз он говорил о монастыре «Туман», история возникновения которого очень интересна. Предание гласит, что в тех краях у Милоша Обилича, прославленного героя Косовской битвы, был дворец. Однажды, во время охоты он ранил пустынника Зосиму Синаита, который подвизался в окрестных горах. Милош хотел посадить его на коня и отвезти к знахарю, но Зосима почувствовал, что пробил его смертный час, и сказал: «Ту мани», что значит – оставь меня здесь умереть. Милош на этом месте начал возводить монастырь в память о Зосиме Синаите, в который хотел положить его мощи, но, не завершив строительства, ушёл на Косово. Впервые в письменном виде монастырь упоминается в документе, датируемом 1572 годом. В настоящее время это – женский монастырь, и здесь хранятся мощи пустынника Зосимы.

Память, как у молодого

«Спустя два месяца после начала моего послушничества в «Тумане», мне стало приходить в голову, не случится ли и со мной то, что произошло с моим дядей Серафимом, который перед самой смертью был пострижен в монахи и получил имя Пахомий. Как я уже говорил в прошлой передаче, я не был совершеннолетним, моим опекуном был дедушка Маринко. Он по всем законам, государственным и церковным, отвечал за меня и мог забрать меня домой. Тем более, что монастырь «Туман» располагался относительно недалеко от моего родных мест, села Дубока вблизи Кучево.

Такие мысли вертелись в моей молодой голове. Но по воле Божьей я отправился дальше по жизненному пути, который Господь направлял, потому что, если бы Его воля была вернуть меня, то мой дед пришёл бы за мной и в «Раиновац». Как говорят в народе – «человек предполагает, а Бог располагает».

В то время в «Тумане» была монахиня Серафима, ей я открылся, что хотел бы перейти в какой-нибудь другой монастырь, подальше от своего села. Мои опасения были напрасными – дедушка не заботился обо мне так, как он заботился о своём сыне Серафиме. Когда я доверился монахине Серафиме, которая жива до сих пор, а до недавнего времени была и настоятельницей монастыря «Туман», она мне, тоже по секрету, сказала, что знакома с молодым настоятелем одного из монастырей вблизи Белграда, и спросила, хочу ли я туда. Я ответил согласием. Речь шла о монастыре «Раиновац», а настоятелем был молодой иеромонах Герман, ему тогда было около 24 - 25-ти лет. Когда я принял решение, что хочу перейти в «Раиновац», монахиня Серафима обратилась к настоятелю монастыря «Туман» о. Михаилу за благословением на посещение своей матери Златы, которая жила в её родном городке - Велико Градиште. Она получила благословение и отправилась в путь, настоящей целью которого было вступить в контакт с о. Германом и спросить его, примет ли он меня на послушание в «Раиновац». Я не могу точно сказать сейчас, связалась ли она с ним по телефону или сама побывала в монастыре «Раиновац», чтобы рассказать обо мне. Как это было, лучше знает сама матушка Серафима, если не забыла, конечно, ведь она уже в солидном возрасте – ей около 80-ти лет.

 Молитва и аромат липового цвета

В монастыре «Туман» моим послушание было пасти свиней. Это послушание я перенял от о. Симеона. Я должен был следить, чтобы свиньи не забрели куда-нибудь и не нанесли урон. А я был несколько задумчивым, любил погрузиться в монастырскую тишину и полностью отдаться молитве Господу, вдыхая лесной запах, а особенно, аромат липового цвета.

Именно так всё и было в тот день, перед сумерками, когда цвела липа в липовой роще возле монастыря, а я слушал жужжание пчёл, как будто и они славили Господа в своём монастырском послушании, собирая нектар с липового цвета. Монастырь был бедным, но поскольку в нём были ульи, то продажа мёда была одним из главных источников дохода. Вся эта красота природы, перед заходом солнца, напомнила мне о моей первой встрече с монастырём «Туман».
 


Густой лес на пути к затвору преп. Зосимы Туманского

Именно так всё и было в тот день, перед сумерками, когда цвела липа в липовой роще возле монастыря, а я слушал жужжание пчёл, как будто и они славили Господа в своём монастырском послушании, собирая нектар с липового цвета. Монастырь был бедным, но поскольку в нём были ульи, то продажа мёда была одним из главных источников дохода. Вся эта красота природы, перед заходом солнца, напомнила мне о моей первой встрече с монастырём «Туман».

Вид на часть монастырского кладбища и на ульи (вдали виден «конак» - дом, где живут монахи)


 















  «Большой Конак» (23h9m) воздвигнут в период 1935-1937 гг. для нужд братства, которое увеличилось. На первом этаже находится 11 маленьких келий для монахов, а на втором – часовня, посвящённая празднику Покрова Пресвятой Богородицы, помещения: для Епископа, для духовника, а также мастерские (щёлкните по картинке для увеличения изображения).

Первый раз я пришёл в монастырь «Туман» на праздник Преображения Господнего. Обычно уже в преддверие праздника собирается много народа из тех краёв, не спят целую ночь, и тогда я впервые видел, как монахи служат, как красиво поют во время богослужения. В то время это был мужской монастырь; мне кажется, там было с десяток монахов, во главе с монастырским старейшиной о. Петром, позднее, в большой схиме, о. Пахомием», - говорит о. Гавриил.

Отец Пахомий

«Когда я поступил послушником в монастырь, о. Пахомий подвизался в затворе святого преподобного Зосимы Туманского, где и принял мученическую смерть. Его нашли мёртвым в пещере, и никогда не была окончательно установлена причина его смерти, да и не очень-то старались расследовать.

Затвор преп. Зосимы Туманского Синаита

 
Были какие-то предположения, но случай его смерти так и остался загадкой, одному Господу известна истина об этом. До сих пор храню вырезку из старой газеты, известие о его смерти опубликовала ежедневная газета «Вечерние новости», в пятницу 18 июня 1965 г., под название «Загадочная смерть затворника».

 В тексте было написано: «Зарие Новакович, 67-летний монах, заменивший своё имя от рождения на монашеское имя Пахомий, в течение многих лет вёл затворническую жизнь в пещере горы Каменица, в двух километрах от монастыря «Туман», вблизи Голупца. До недавнего времени старый аскет обходил дома окружающих сёл, собирая пожертвования на возведение малой колокольни.

Несколько дней назад он начал работы, связанные колокольней. Каждый день монаху Петру помогал кто-нибудь из сельских жителей, добровольно. В четверг, 10 июня, должен был работать Нестор Вуичич, 58-летний землепашец из деревни Тилва, соседнего села Криваче. Поскольку он не смог прийти в тот день, то пришёл на следующий день, 11 июня, к пещере, в которой обитал монах. Перед входом он несколько раз позвал Петра, но тот не отзывался. Войдя в пещеру, Нестор увидел Петра на постели, укрытого шубой из овечьей шкуры. Решив, что старец спит, пошёл к нему, чтобы разбудить, а когда приблизился, то ощутил неприятный запах. Он увидел, что старец мёртв. Он лежал на спине, а вокруг его шеи была дважды обмотана и затянута ткань, второй край которой был под его спиной и под левой рукой, на которой он лежал. Испуганный, Нестор побежал в монастырь и оповестил старейшину монастыря, игумена Теодора Арсича, который тут же поспешил в Голубац, чтобы заявить в милиции о необъяснимой смерти старого затворника. Обдукция была проведена в субботу, установлено, что смерть наступила во вторник, 8 июня, за три дня до того, как его обнаружили. Расследование продолжается, и вскоре должна быть объяснена загадочная смерть старого монаха».

Иеромонах Пётр, в большой схиме Пахомий, мирское имя Зарие, народ из окружающих сёл называл его «отец Пётр», до пострижения в монахи был женат, у него была жена и трое детей. После смерти жены он решил уйти в монастырь и принять монашеский обет. Он повёл с собой и детей – двоих мальчиков взял с собой, а девочку отдал в женский монастырь, к игуменье Параскеве.

Это было сразу после Второй мировой войны. Сейчас не могу сказать, в какие монастыри он ушли, но я слышал, что одно время игуменья Параскева поселилась с сёстрами в Земуне, в какой-то башне, посвящённой Честному Кресту. Туда же и моя тётка Петрия, впоследствии монахиня Ефросинья, пришла стать послушницей, а из села Нересницы, откуда родом моя родня по матери, две родные сестры тоже ушли в сестринство игуменьи Параскевы, в той башне в Земуне. Сюда к ним Пётр отдал свою дочку, я не помню её мирского имени, но знаю, что в монашестве она была Февронией, и что недавно упокоилась. А две сестры в монашестве были: Теодора – старшая сестра, до сих пор жива и с недавних пор находится в сестринстве монастыря «Мильково», и Екатерина – младшая сестра, давно покойная, у неё был рак. Из двоих сыновей отца Петра один стал монахом, его имя было Сергий, а второй ещё в послушничестве оставил монастырь и женился, сейчас он живёт со своей семьёй в Триесте, зовут его Любиша. Трое их, отец и два сына, были в монастыре «Туман» - о. Пётр, о. Сергий и послушник Любиша. О. Сергий долгие годы был духовником монастыря «Манасие» и обслуживал монастырский приход, а ныне и он покойный. Это всё ростки и всходы богомольного движения св. Владыки Николая Велимировича из нашего края в восточной Сербии. Ещё хочу напомнить, что до Второй мировой войны в монастыре «Туман» были русские монахи, и игуменом был о. Лука, русский. Я слышал, что братии было человек сорок, и в монастыре были очень строгие порядки».

Внутренняя искра

Архимандрит Гавриил в течение многих лет вёл свой афонский дневник монаха. В нём он писал об уходе в монастырь. Он говорит об этом: «В афонском монашеском дневнике, в первой тетрадке за 1979 год, на страницах 17 и 18 я написал: «В детстве, когда во мне вспыхнула первая искра желания - пойти этим путём, когда я всё больше размышлял о монашестве и о жизни монахов, когда я в первый и во второй раз посетил монастырь «Туман» и увидел насельников этой святой обители, я смотрел на них, и они были для меня не людьми мира сего, а ангелами в людском теле.

Фреска преп. Зосимы Туманского и киот с его мощами

Красивое богослужение, святые мощи преподного Зосимы Туманского Синаита и вся обстановка в монастыре тянули меня к себе, как магнит, и эту неописуемую картину я храню в своих мыслях и в сердце».
Когда о. Гавриил только пришёл в монастырь, он боялся, что за ним придут и вернут его домой.

«Помню, как-то вечером, перед заходом солнца передо мной, задумавшимся, появилась женщина, звали её Петра, из села Кривача. Это самое ближнее к монастырю село. Перса жила одна  в своём домике и часто приходила в монастырь помочь по хозяйству. Она подошла ко мне и сказала: «Ко мне пришли какой-то монах и монахиня Серафима и сказали, чтобы я оповестила тебя, что ты можешь пойти с ними». Я уже знал, о чём идёт речь, закрыл свиней и пошёл к настоятелю монастыря, о. Михаилу, попросить благословения, как это положено, на переход в другой монастырь. Не помню, благословил он меня или нет. 

Когда кто-то по своей воле уходит из монастырской семьи, то кому-то не даётся на это благословение, а кому-то даётся двумя руками, только бы ушёл из монастыря, особенно, если это проблемный человек, непослушный, не уважающий монастырские порядки. Помню, когда я попросил о. Михаила благословить меня, он произнёс: «Иди-иди, но и там, куда идёшь, будут искушения, и там есть демоны». Это, действительно так, я убедился в верности его слов на своём опыте. Об этом пишется и в святоотеческих писаниях, что когда монах собирается покинуть монастырь, причём, не только в случае несправедливого отношения к нему, дьявол уже пакует свои вещи, и пока монах ещё в пути, демон уже поджидает его со своей группой в другом монастыре», - рассказывает арх. Гавриил.

Яков, которого Перса продала за сто динар

«Тогда я снова беру свою сумку и иду за Персой к её дому. Там меня, правда, ждали монахиня Серафима и о. Герман – старейшина монастыря «Раиновац», чтобы отвести меня в свой монастырь. О. Герман, монахиня Серафима и я отправились пешком в местечко Турия, а поскольку уже наступила темнота, мы переночевали в Турии у иеромонаха о. Матфея, который обслуживал турийский приход. Оттуда рано утром мы на поезде поехали в Белград, по направлению к монастырю «Раиновац». Я не помню, поехала ли монахиня Серафима с нами до самого монастыря «Раиновац» или из Турии вернулась в «Туман».

Есть ещё что-то интересное. Шестидесятые годы -  время скудное на монашество. Гораздо реже люди решались уйти в монастырь, стать монахом, чем в наши дни. Когда я поступил в «Туман» послушником, старейшина монастыря о. Михаил известил об этом Владыку Хризостома. Владыка обрадовался и, вероятно, подумал, что у монастыря есть будущее, раз кто--то из тех краёв желает быть монахом. И он страшно огорчился, узнав, что я ушёл из «Тумана».

Впоследствии Владыка услышал всю историю. Ведь, когда Перса привела меня к себе домой, то есть, вывела меня из монастыря «Туман», и когда мы поздоровались, о. Герман дал ей 100 динаров – за гостеприимство и как благословение или в качестве награды за успешно проведённую «операцию» по моему переходу в монастырь «Раиновац». Когда Владыка Хризостом - а у него было прекрасное чувство юмора, - узнал, что Перса получила 100 динаров за свою роль, всякий раз при нашей встрече, один на один или в присутствии других, он говорил: «Вот и Яков, которого Перса продала за 100 динаров». Пока был жив, никогда не забывал упомянуть это», - рассказал арх. Гавриил, делясь воспоминаниями о времени своего послушничества, в передаче «Малая церковь» на радио «Слово любви».

Лильяна Синджелич Николич

Перевод с сербского: Елена Заричная

  http://www.manastir-lepavina.org/vijest.php?id=5842

Прочитано: 2587 раз

OTAC GAVRILO

Дорогие посетители веб-страницы монастыря "Лепавина"! Из-за большой посещаемости наших веб-страниц сочту за честь взять на себя обязательство и на русском языке описывать вам события из жизни сербской православной церкви и монастыря "Лепавина". Горячо надеюсь и верю, что Господь поможет мне в этом!

С Божьим благословением из монастыря "Лепавина" , Архимандрит Гавриил

Krst
Njegovo Visokopreosvestenstvo Mitropolit G. Porfirije

Njegovo Visokopreosveštenstvo Mitropolit G. Porfirije

Otac Gavrilo

BIOGRAFIJA OCA GAVRILA

Manastirski Casopis PDF

MANASTIRSKI
ČASOPIS - PDF